skalinkina (skalinkina) wrote,
skalinkina
skalinkina

Categories:

Страшная любовь



                                  Охране тоже страшно


Президент Гватемалы Перес Молина минувшие выходные жил в лачуге – в бедной семье, в беднейшем квартале. Примеру быть ближе к народу последовали также вице-президент и несколько высокопоставленных чиновников.

С одной стороны, выборы в Гватемале еще не скоро, рейтинг у Молины достаточно высок, так что временный переезд в трущобы банальными предвыборными технологиями не объяснишь. С другой стороны, народ в Гватемале горячий, наркоманов много, спуститься на самое дно – это большой риск. Но все-таки пошел президент в такие низы пожить, где и комнаты для него отдельной не было, не побоялся.

А в нашей точке на планете наблюдался другой феномен. Встречались в спокойном Минске Александр Лукашенко и Гурбунгулы Бердымухамедов. Один всем говорит, будто белорусский народ его так любит и уважает, что даже деды Батькой зовут. Другой тоже скромно соглашается с титулом Аркадаг – покровитель всех туркмен, в любви купается не только сам, но и кони его.

Вот только почему-то так они этой любви народной боятся, будто точно знают: малейшая возможность -- и люди голыми руками разорвут на сувениры. Например, перед встречей Лукашенко с Бердымухамедовым в Администрацию президента не впускали даже чиновников -- людей, которые проверены-перепроверены, приехали по делу, с документами. И это даже несмотря на то, что церемония встречи проходила у центрального входа, а по делу в это здание заходят совсем с другой стороны, от кинотеатра «Пионер». И при всем желании посетители попасть на президентский этаж не смогут -- туда даже не все работники Администрации имеют право войти.

Что было бы, если бы действительно нашлись преданные поклонники этих государственных деятелей, которые надумали прорваться через оцепление и умиленно помахать платочком кумирам, даже страшно представить. Расстрел на месте.

В ходе визита Лукашенко на Столинщину основателей первых огуречных ферм, которые хотели с ним встретиться, просто закрыли под охраной в кафе в 50 метрах от места, где сел вертолет…

В день приезда Лукашенко в Быхов милиция запретила людям даже просто выглядывать из окон, у всех охотников изъяли ружья…

Это только новости о последних поездках. А сколько рассказов, как людей в день приезда Лукашенко просто запирали в кабинетах, чтобы не могли высунуться! Или вообще объявляли выходной, чтобы на работу не шли. С кем он встречается?.. К кому он ездит?..

«Подлетая на вертолете к Волковыску, Александр Лукашенко сверху проинспектировал ход весенне-полевых работ», -- на полном серьезе сообщило государственное информационное агентство БЕЛТА. Да он и сам, вроде, не шутил, когда сказал: "Закупим самых современных овец. Я это проэкспериментировал у себя на ферме. У меня десяток овечек, мы их уже два раза стригли, мы получили огромное количество шерсти». Правда, в резиденции «Дрозды» от этого признания стали заикаться. Ладно бы про баранов вопрос шел, тут можно поиграть и словами, и смыслами. А овцы? Нет их в резиденции. И не было никогда. На расстоянии Александр Григорьевич, видимо, за овцами ухаживает. Или с вертолета. А, может, через Колин iPad: есть такие игрушки компьютерные, правда, кажется, там цыплят надо виртуально выращивать … Но чего не сделаешь, чтобы подать сигнал «Я свой!» Не идти же, на самом деле, в трущобы.

Шутки – шутками, однако ветераны мне не раз рассказывали, как легко они встречались с Машеровым, и как отгородился от народа Лукашенко. Один дедушка из Борисова утверждает, что уличил местную власть в краже госсредств. Местные начальники в газете опубликовали отчет о расходовании денег на благоустройство города, а он пошел и проверил – есть ли тот новый асфальт, есть ли те детские площадки. Не нашел, начал жаловаться по инстанциям, всюду его отфутболивали, и он решил дойти до президента, но рассказать о коррупции. Не дошел. Возмущается теперь: «Как же так, почему я к Машерову трижды на прием попадал, а при этой народной власти даже письмо Лукашенко не могу передать? Не по личной проблеме, по государственной!»

Дама одна, бывшая медсестра лечкомиссии, недавно вспоминала, как бежала она по снегу из корпуса в корпус, и только у входной двери заметила, что мчалась Машерову наперерез. Он скромно остановился, открыл ей дверь, пропустил вперед, потом вошел сам, а за ним – всего два охранника…

«Теперь какие-то хлопцы с рациями везде стоят, микроавтобусы с автоматчиками во дворах. Зачем это все? Кого он боится? Вот Машеров пешком домой ходил, я своими глазами не один раз видел. Идет, люди с ним здороваются, а рядом всего два охранника…» -- рассказывал абориген улицы Карла Маркса, который для тренировки приходит прямо к нам в редакцию газету покупать.

А правда -- кого он боится?

Президент Финляндии обычным рейсовым самолетом летает, канцлер Германии в скромном дачном домике отпуск проводит, Саакашвили (уж каких внешних врагов имеет, из войн не вылазит!) в обычном ресторане ужинает...

А вот Лукашенко – боится. Сидит, бедняга, запертый, на золотом унитазе, и жизни не видит.

Какая же все-таки она страшная, эта народная любовь.
Tags: подумалось
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments